Печать

‘Was she terribly upset at the discovery?"

"What exactly do you mean by that, M. Poirot?"

"I am asking you what your impressions were at the time."

"Oh, I see. Yes, she seemed to me quite dazed. She sent me off to telephone for the doctor. After all, we couldn’t be absolutely sure he was dead-it might have been a cataleptic seizure."

"Did she suggest such a possibility?"

"I don’t remember."

"And you went and telephoned?"

Miss William’s tone was dry and brusque: "I had gone half up the path when I met Mr Meredith Blake. I entrusted my errand to him and returned to Mrs Crale. I thought, you see, she might have collapsed-and men are no good in a matter of that kind."

"And had she collapsed?"

Miss Williams said drily: "Mrs Crale was quite in command of herself. She was quite different from Miss Greer, who made a hysterical and very unpleasant scene."

"What kind of a scene?"

"She tried to attack Mrs Crale."

"You mean she realized that Mrs Crale was responsible for Mr Crale’s death?"

Miss Williams considered for a moment or two.

"No, she could hardly be sure of that. That-er-terrible suspicion had not yet arisen. Miss Greer just screamed out: 'It’s all your doing, Caroline. You killed him. It’s all your fault.' She did not actually say: 'You’ve poisoned him,' but I think there is no doubt that she thought so."

"And Mrs Crale?"

Miss Williams moved restlessly.

"Must we be hypocritical, M. Poirot? I cannot tell you what Mrs Crale really felt or thought at that moment. Whether it was horror at what she had done-"

"Did it seem like that?"

"N-no, n-no, I can’t say it did. Stunned, yes-and, I think, frightened. Yes, I am sure, frightened. But that is natural enough."

оглавление

"Увидев его, она впала в отчаяние?"

"Я не совсем понимаю, о чем вы меня спрашиваете, мсье Пуаро."

"Я спрашиваю, как она вела себя в эту минуту?"

"По-моему, на нее нашло какое-то оцепенение. Она послала меня вызвать по телефону врача. Мы ведь не сразу поняли, что он умер, а вдруг у него каталептический припадок."

"Это она высказала такое предположение?"

"Не помню."

"И вы отправились звонить?"

Мисс Уильямс ответила сухо и резко:  "На полпути я встретила мистера Мередита Блейка. Я попросила его выполнить данное мне поручение, а сама вернулась к миссис Крейл. Я подумала, что ей может стать плохо, а мужчины в таком случае помощники никудышные."

"А ей стало плохо?"

"Нет, миссис Крейл вполне владела собой,"  сухо ответила мисс Уильямс.  "В отличие, между прочим, от мисс Грир, которая закатила истерику и вообще вела себя непристойно."

"В чем это проявилось?"

"Она пыталась наброситься на миссис Крейл."

"Вы хотите сказать, что, по ее мнению, миссис Крейл была виновна в смерти мистера Крейла?"

Секунду-другую мисс Уильямс размышляла.

"Нет, вряд ли она была в этом убеждена. То есть... тогда еще не возникло подозрения. Мисс Грир просто принялась кричать: 'Вот что вы наделали, Кэролайн. Вы убили его. Это ваша вина'. Она не сказала: 'Вы его отравили', но, по-моему, она в этом не сомневалась."

"А миссис Крейл?"

Мисс Уильямс тревожно задвигалась в своем кресле.

"Стоит ли лицемерить, мсье Пуаро? Не знаю, что на самом деле испытывала или думала миссис Крейл в ту минуту. То ли она испугалась того, что совершила..."

"Так вам казалось?"

"Нет, точно не могу сказать. Она была потрясена и, пожалуй, испугана. Да, испугана, я уверена. Что вполне естественно."

Hercule Poirot said in a dissatisfied tone: "Yes, perhaps that is natural enough…What view did she adopt officially as to her husband’s death?"

"Suicide. She said, very definitely from the first, that it must be suicide."

"Did she say the same when she was talking to you privately, or did she put forward any other theory."

"No. She-she-took pains to impress upon me that it must be suicide."

Miss Williams sounded embarrassed.

"And what did you say to that?"

"Really, M. Poirot, does it matter what I said?"

"Yes, I think it does."

"I don’t see why-"

But as though his expectant silence hypnotized her, she said reluctantly: "I think I said: 'Certainly, Mrs Crale. It must have been suicide.' "

"Did you believe your own words?"

Miss Williams raised her head. She said firmly: "No, I did not. But please understand, M. Poirot, that I was entirely on Mrs Crale’s side, if you like to put it that way. My sympathies were with her, not with the police."

"You would have liked to have seen her acquitted?"

Miss Williams said defiantly: "Yes, I would."

Poirot said: "Then you are in sympathy with her daughter’s feelings?"

"I have every sympathy with Carla."

"Would you have any objection to writing out for me a detailed account of the tragedy?"

"You mean for her to read?"

"Yes."

Miss Williams said slowly: "No, I have no objection. She is quite determined to go into the matter, is she?"

"Yes. I dare say it would have been preferable if the truth had been kept from her..."

"Может, и естественно..."  с досадой согласился Пуаро.  "Чем же она лично объяснила смерть мужа?"

"Самоубийством. Она с самого начала утверждала, что это - самоубийство."

"И продолжала утверждать то же самое, когда разговаривала с вами наедине, или выдвинула какую-либо другую версию?"

"Нет. Она старательно уговаривала меня, что он покончил с собой.

В голосе мисс Уильямс явно присутствовало смущение."

"А что ей сказали вы?"

"Мсье Пуаро, неужели сейчас это имеет значение?"

"Да."

"Не понимаю, для чего..."

Но, словно загипнотизированная его молчанием, она неохотно призналась: "По-моему, я сказала: 'Конечно, миссис Крейл. Мы все считаем, что он покончил с собой'."

"Вы верите собственным словам?"

Подняв голову, мисс Уильямс твердо заявила:  "Нет, не верю. Но, пожалуйста, поймите, мсье Пуаро, что я была целиком на стороне миссис Крейл. Я сочувствовала ей, а не полиции."

"Вы были бы рады, если бы ее оправдали?"

"Да,"  с вызовом в голосе ответила мисс Уильямс.

"Значит, вам небезразличны чувства ее дочери?"  спросил Пуаро.

"Я полностью симпатизирую Карле."

"Не согласились бы вы написать мне подробный отчет о случившейся трагедии?"

"Чтобы она прочитала, хотите вы сказать?"      -

"Именно."

"Пожалуйста," в раздумье согласилась мисс Уильямс. "Значит, она твердо решила разузнать все, как было?"

"Да. Хочу предупредить только, что было бы лучше скрыть от нее правду..."

Miss Williams interrupted him: "No. It is always better to face the truth. It is no use evading unhappiness by tampering with facts. Carla has had a shock learning the truth-now she wants to know exactly how the tragedy came about. That seems to me the right attitude for a brave young woman to take. Once she knows all about it she will be able to forget it again and go on with the business of living her own life."

"Perhaps you are right," said Poirot.

"I’m quite sure I’m right."

"But you see, there is more to it than that. She not only wants to know-she wants to prove her mother innocent."

Miss Williams said: "Poor child."

"That is what you say, is it?"

Miss Williams said: "I see now why you said that it might be better if she had never known. All the same, I think it is best as it is. To wish to find her mother innocent is a natural hope-and hard though the actual revelation may be, I think from what you say of her that Carla is brave enough to learn the truth and not flinch from it."

"You are sure it is the truth?"

"I don’t understand you?"

"You see no loophole for believing that Mrs Crale was innocent?"

"I don’t think that possibility has ever been seriously considered."

"And yet she herself clung to the theory of suicide?"

"Нет," перебила его мисс Уильямс.  "Я считаю, что лучше смотреть правде в глаза. Подтасовывая факты, от судьбы не уйдешь. Карле довелось пережить потрясение, узнав правду, - теперь она хочет знать, как именно все было. Я считаю, что смелая молодая женщина так и должна поступать. Как только ей станут известны подробности, она сумеет снова забыть обо всем и жить собственной жизнью."

"Возможно, вы и правы,"  согласился Пуаро. .

"Я в этом убеждена."

"Но тут есть одно обстоятельство. Она не только хочет знать, как все произошло, она хочет убедиться в невиновности своей матери."

"Бедное дитя,"  вздохнула мисс Уильямс.

"Вы так полагаете?"

"Теперь я понимаю, почему вы сказали, что будет лучше, если она никогда не узнает правды,"  откликнулась мисс Уильямс.  "Тем не менее, я остаюсь при своем мнении. Конечно, желание удостовериться, что мать невиновна, мне представляется вполне естественным, и, хотя ей предстоит убедиться, что ее надежды напрасны, судя по вашим словам, Карла достаточно отважна, чтобы узнать правду и не дрогнуть."

"Вы уверены, что это правда?"

"Я вас не понимаю."

"У вас нет никаких сомнений в вине миссис Крейл?"

"По-моему, это обстоятельство даже не подлежит сомнению."

"Даже если она сама настаивала на версии о самоубийстве?"

Miss Williams said drily: "The poor woman had to say something."

"Do you know that when Mrs Crale was dying she left a letter for her daughter in which she solemnly swears that she is innocent?"

Miss Williams stared.

"That was very wrong of her," she said sharply.

"You think so?"

"Yes, I do. Oh, I dare say you are a sentimentalist like most men-"

Poirot interrupted indignantly: "I am not a sentimentalist."

"But there is such a thing as false sentiment. Why write that, a lie, at such a solemn moment? To spare your child pain? Yes, many women would do that. But I should not have thought it of Mrs Crale. She was a brave woman and a truthful woman. I should have thought it far more like her to have told her daughter not to judge."

Poirot said with slight exasperation: "You will not even consider then the possibility that what Caroline Crale wrote was the truth?"

"Бедняжке надо же было хоть что-то сказать,"  сухо заметила мисс Уильямс.

"Известно ли вам, что перед смертью миссис Крейл написала дочери письмо, в котором торжественно клялась в своей невиновности?"

Мисс Уильямс уставилась на Пуаро.

"Она поступила крайне неразумно,"  резко заметила она.

"Вы так считаете?"

"Да. Боюсь, что вы, как большинство мужчин, человек сентиментальный..."

"Мне чужда сентиментальность,"  возмущенно перебил ее Пуаро.

"Существует и такая штука, как ложь во спасение. Но к чему лгать перед лицом смерти? Чтобы избавить от боли собственное дитя? Да, так поступают многие женщины. Но миссис Крейл, на мой взгляд, не могла так поступить. Она была отважной и очень искренней женщиной. Я бы не удивилась, если бы она завещала своей дочери не судить ее слишком строго."      -

"Значит, вы не верите, что Кэролайн Крейл написала правду?"  спросил несколько озадаченный Пуаро.

"Certainly not!"

"And yet you profess to have loved her?"

"I did love her. I had a great affection and deep sympathy for her."

"Well, then-" Miss Williams looked at him in a very odd way. "You don’t understand, M. Poirot. It doesn’t matter my saying this now-so long afterwards. You see, I happen to know that Caroline Crale was guilty!"

"What?"

"It’s true. Whether I did right in withholding what I knew at the time I cannot be sure-but I did withhold it. But you must take it from me, quite definitely, that I know Caroline Crale was guilty…"

"Конечно, нет!"

"И тем не менее утверждаете, что любили ее?"

"Я в самом деле ее любила. Я была к ней очень привязана и глубоко ей симпатизировала."

"В таком случае..."   Мисс Уильямс окинула его каким-то странным взглядом.  "Вы не совсем понимаете, мсье Пуаро. Поскольку прошло уже так много времени, я могу кое в чем признаться. Видите ли, случайно мне довелось узнать, что Кэролайн Крейл виновна!"      -

"Что?"

"Это правда. Не уверена, правильно ли я поступила, но я скрыла это от суда. Поверьте мне, Кэролайн Крейл виновна, я это знаю твердо."



 

Блог об изучении английского языка/ Уроки английского языка/ Все права защищены